Непереводимые эмоции, о существовании которых мы даже не подозревали

Вы когда-нибудь чувствовали mbuki-mvuki – непреодолимое желание «сорвать с себя одежду во время танца»? Или, может, испытывали kilig – благоговейный трепет перед предметом своего обожания? А как насчет uitwaaien – прилив сил после прогулки на ветру?

Эти слова, взятые из языка Банту, тагальского и нидерландского языков, не имеют прямого эквивалента на русском, но они очень точно описывают эмоциональные переживания, которые отсутствуют в нашем языке.

Проект позитивной лексикографии Тима Ломаса

Автор проекта, Тим Ломас из Университета Восточного Лондона, поставил перед собой цель найти как можно больше оттенков положительных эмоций в разных языках мира в надежде, что мы станем использовать эти слова в своей повседневной жизни.

Непереводимые эмоции

В нашем языке уже есть немало заимствованных слов, описывающих эмоции, например греческое «сарказм» или французское «заинтригованность». Однако существует множество таких, что еще не попали в наш словарь. Ломас нашел уже несколько сотен «непереводимых» эмоций, и это только начало.

Он надеется, что знакомство с этими словами позволит нам лучше и тоньше понять самих себя. «Они дают нам возможность совершенно иначе взглянуть на мир».

 

Как возникла идея подобного проекта?

Ломас говорит, что впервые эта идея пришла к нему, когда он услышал разговор о концепции sisu – особенности национального финского характера, которую можно описать как «чрезвычайная решимость перед лицом невзгод». Сами финны утверждают, что такие слова, как «выдержка», «упорство» или «стойкость», не способны даже приближенно передать ту внутреннюю силу, которую описывает понятие sisu. Этот термин является «непереводимым» в том смысле, что в любом другом языке у него нет прямого эквивалента, который мог бы уловить всю его глубокую суть.

 

Словарь непереводимых эмоций

Заинтригованный полученными знаниями, Тим начал искать другие примеры, штудируя научную литературу и расспрашивая своих иностранных знакомых о подобных словах в их родных языках. Первые результаты этого проекта были опубликованы в «Журнале положительной психологии» в прошлом году.

Многие термины описывают весьма специфические положительные чувства, которые часто зависят от конкретных обстоятельств:

• Shinrinyoku(японский) – чувство расслабленности во время прогулок по лесу («лесные ванны»);

Непереводимые эмоции

 

• Desbundar(португальский) – освобождение от внутренних запретов в час веселья;

• Tarab(арабский) – вызванное музыкой состояние экстаза или блаженства;

• Gigil(тагальский) – непреодолимое желание ущипнуть или стиснуть того, кого вы любите или желаете;

Непереводимые эмоции

 

• Yuan bei(китайский) – чувство полнейшего удовлетворения от достижения поставленной цели;

• Iktsuarpok (инуитский) – чувство беспокойства, возникающее у человека, который ждет кого-то и постоянно выходить проверить, прибыл ли тот, кого он ждет;

Непереводимые эмоции


Это интересно: Эмоциональные потребности: как прийти к гармонии с собой


Кроме того, список содержит слова, передающие более сложные и неоднозначные чувства, которые могут играть важную роль для личностного роста и общего благополучия.

• Natsukashii(японский) – ностальгическая тоска по прошлому, светлые воспоминания о былом счастье и грусть от того, что это больше никогда не повторится;

• Wabisabi (японский) – «тёмная, одинокая величественность», размышления о мимолетности и несовершенстве красоты;

Непереводимые эмоции

 

• Saudade(португальский) – чувство меланхолии или ностальгическая тоска по человеку, месту или вещи, которые отделены от вас временем или пространством; смутные мечтания о явлениях, которые в реальности могут даже не существовать;

• Sehnsucht (немецкий) – «жизненные желания»; сильное стремление к иной форме существования, даже если оно неосуществимо;

Непереводимые эмоции

 

Помимо вышеперечисленных эмоций, словарь Ломаса также включает личностные характеристики и поведенческие установки, которые в долгосрочной перспективе определяют наше благополучие, а также способы взаимодействия с другими людьми.

• Dadirri (язык австралийских аборигенов) – акт глубокого и вдумчивого восприятия речи, выражающий уважение к говорящему;

• Pihentagyú(венгерский) – буквально «с расслабленным разумом»; это слово описывает эмоцию, которую испытывает сообразительный человек, придумавший остроумную шутку или находчивое решение;

Непереводимые эмоции

 

• Desenrascanço(португальский) – искусно выйти из затруднительного положения;

• Sukha(санскрит) – продолжительное чувство подлинного счастья, не зависящее от обстоятельств;

• Orenda(гуронский) – сила воли, способная изменить мир, несмотря на действие могущественных сил, таких как судьба.

Чтобы ознакомиться с большим количеством терминов, достаточно просто зайти на сайт Ломаса, где, кроме всего прочего, можно добавить свои собственные слова. Ломас готов признать, что многие из предложенных им описаний лишь приблизительно передают истинное значение того или иного термина.

«Весь проект – это непрекращающаяся работа, и я постоянно стараюсь усовершенствовать определения слов, перечисленных в списке, – говорит он. – Все отзывы и предложения в этом отношении только приветствуются».

Будущее проекта позитивной лексикографии

Ломас надеется, что в будущем другие психологи начнут изучать причины и последствия указанных переживаний, чтобы расширить привычные рамки нашего понимания эмоций, которые до сих пор ограничивали возможности исследований.

Однако изучение этих терминов не просто станет предметом научного интереса. Ломас предполагает, что знакомство с новыми словами может на самом деле изменить то, что мы чувствуем, и привлечь наше внимание к мимолетным ощущениям, которые раньше мы просто игнорировали.

 В потоке сознания, наполненном разными ощущениями, чувствами и эмоциями, большое количество информации, требующей осмысления, проходит мимо нас, – говорит Ломас. – Чувства, которые мы научились распознавать и замечать, откладывают свой отпечаток в нашем мозгу, однако существует еще очень много того, о чем мы можем даже не подозревать. Поэтому я считаю, что, если мы получим новые слова, они могут помочь нам осознать огромные массивы информации, которые проносятся мимо, оставляя лишь едва различимый след.

 

Исследование Лизы Фельдман Барретт

В качестве доказательства Ломас приводит работу Лизы Фельдман Барретт из Северо-Восточного университета, в которой показано, что способность распознавать и называть эмоции может иметь эффект.

Вдохновением для ее исследований послужило наблюдение того, что одни люди используют разные слова для описания эмоций на взаимозаменяемой основе, а другие всегда очень точны в своих формулировках. «Некоторые люди используют такие слова, как «тревога», «страх», «гнев», «отвращение», чтобы в общих чертах охарактеризовать свои негативные эмоции, –  объясняет она. –  Для них это синонимы, тогда как для других людей каждое из этих слов обозначает конкретное чувство и связанные с ним конкретные действия».

Этот феномен получил название «эмоциональная гранулярность». Как правило, для ее определения профессор Фельдман Барретт просит участников исследования оценить чувства, которые они испытывают каждый день в течение нескольких недель. После этого на основании их свидетельств она анализирует все вариации и нюансы: например, всегда ли используются одинаковые термины для описания одних и тех же эмоций.

Важно отметить, что она обнаружила зависимость между способностью точно определять свои чувства и умением справляться с различными жизненными трудностями. Например, если вы четко осознаете, что чувствуете – отчаяние или тревогу, вам легче понять, что поможет в такой ситуации: общение с другом или просмотр смешного фильма. А способность найти что-нибудь положительное в момент сильного разочарования может помочь выработать новое решение вашей проблемы.

В этом смысле словарь эмоций является чем-то вроде каталога с необходимыми стратегиями борьбы с неурядицами, которые встречаются на жизненном пути. Разумеется, люди с высоким уровнем эмоциональной гранулярности способны быстрее восстанавливаться после стресса и менее склонны к употреблению алкоголя, который часто служит «лекарством» в трудных ситуациях. Такие люди также чаще добиваются успехов в учебе.

Марк Брэкетт из Йельского университета обнаружил, что после того как 10- и 11-летние дети стали учить новые слова для описания эмоций, их успеваемость по итогам года значительно повысилась, кроме того, они стали лучше себя вести в классе. «Чем насыщеннее эмоциональный опыт, тем полнее мы осознаем свой внутренний мир», –  говорит он.

И Брэкетт, и Барретт согласны с тем, что «положительная лексикография» Ломаса может стать хорошим стимулом для изучения более тонких контуров нашего эмоционального ландшафта.

«Я думаю, это полезно – вы можете научиться использовать слова и связанные с ними концепции в качестве инструментов для решения жизненных проблем», –  говорит Барретт. «Они могут даже вдохновить нас попробовать что-то новое или взглянуть на то, что уже прошло, в новом свете».

Это направление исследований Ломас хотел бы попробовать в будущем. Тем временем, он все еще продолжает наполнять свой словарь, который насчитывает уже почти тысячу терминов. Ломас говорит, что из всех найденных им слов чаще всего предметом его размышлений являются японские концепции, такие как wabisabi («тёмная, одинокая величественность», размышления о мимолетности и несовершенстве красоты).

«Это понятие включает в себя идею поиска красоты в несовершенных явлениях, время которых уже прошло, – говорит он, – Если бы мы увидели мир сквозь линзу этой концепции, мы бы смогли совершенно иначе воспринимать свою жизнь».

 

Переводчик Лилия Князева

Редактор Анастасия Бровкина

Иллюстрации подготовлены Анастасией Леман специально для 2LongLife

 

Поделиться:Share on VKShare on FacebookTweet about this on TwitterPin on PinterestEmail this to someone
Оцените эту статью:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *